Виталий Чихарин

Планы по выкладке книг и других печатных материалов в сеть
chva
См. под катомCollapse )

Всё хорошо, прекрасная маркиза
chva
Интересно, что за фамильярность такая у слуги? «Прекрасная маркиза», разве так обращаются к хозяйке. Если бы любовник был, другое дело. Во французском оригинале слуга как раз называет её «госпожа маркиза»:

Tout va très bien madame la marquise.

Как на самом деле работали рабы на галерах
chva
Отличная лекция антрополога Станислава Дробышевского «Гребцы Боспора - жизнь и смерть на античной галере», прочитанная им 28 января этого года в Тольятти.

При раскопках древнего Пантикапея (когда-то столица Боспорского царства, сейчас на этом месте Керчь) была обнаружена древняя свалка, а рядом с ней — канава, заваленная вперемешку телами мужчин и женщин (конечно, на момент раскопок тела уже полностью истлели, остались одни кости). Исследования скелетов дали интересные выводы.

Во-первых, поразительное расовое разнообразие, если на обычных кладбищах Патикапея в склепах и могилах лежат преимущественно европеиоиды обычного для древних греков типа, в этом захоронении представлены самые разные национальности и расы (есть даже негроиды). Во-вторых, все они молоды, средний возраст 25-30 лет, и лишь совсем немногие перешагнули сорокапятилетний порог. На кладбищах городов Боспорского царства средний возраст даже бедных жителей был значительно выше. Наконец, очень интересны деформации скелета, по которым можно сделать вывод о занятиях и условиях жизни захороненных.

Мужчины имели чудовищно развитую мускулатуру верхней части тела, особенно тех мышц, которые используются именно при гребле и дыхательных мышц. Физические нагрузки были настолько велики, что в местах прикрепления мышц к костям происходили даже обрывы, то есть мышца в местах присоединения тянула кость так сильно, что отрывала фрагменты. Часты удивительные переломы ребер со стороны спины и чаще всего с правой стороны, очень похожие на те, что может оставить палка правши-надсмотрщика, лупцующего недостаточно активно гребущих. На скелетах вообще много переломов и травм и никаких следов лечения. Если сломать человеку кость и затем иммобилизовать конечность, то кости срастутся, формируя при этом характерные следы. А вот если продолжать активно двигать конечностью, то образуется ложный сустав, обломки так и не срастутся. Есть и совсем удивительные переломы — многочисленные переломы отростков позвонков, возникающие только при сильном (с усилием) разгибании спины и в наше время бывающие только у гимнастов, делающих «мостики» и в других редких случаях. По костям также можно определить предполагаемый рацион — видимо, кормили этих людей в основном рыбой.

Детские скелеты тоже показывают следы необычно развитых для детского возраста мышц и необычно высоких нагрузок. При этом можно определить, что лет до семи или постарше дети жили более-менее в нормальных условиях. Также кости их черепа имеют характерные деформации (обычай деформации черепа был распространен у многих племен, в т.ч. у скифов).

Женские скелеты имеют совсем по-другому развитые мыщцы (предплечье) и чудовищный износ хрящей рук и коленей, вплоть до того, что хрящи полностью истирались и кости при движении терлись уже друг о друга.

Из всего изложенного Дробышевский делает вывод, что мужчины и дети были рабами на галерах, они постоянно надрывались, получали побои, их плохо кормили, не лечили и доживали они лет до тридцати. Происхождение их было самое разнообразное, в том числе из окрестных скифских племен. Женщины же скорее всего работали на зернотерках, стоя на коленях перетирали зерно на муку.

Опрос Левада-Центра ко дню науки
chva
Многие, наверное, видели итоги последнего опроса Левада-Центра, по результатам которого социологи пытались измерить научную грамотность жителей России. Результаты не слишком хорошие, хотя всегда надо делать скидку на сложность сосредоточиться при телефонном опросе, форму постановки вопроса (одно дело «оцените утверждение „Электрон меньше, чем атом“ — верное, ложное или затрудняетесь ответить», другое: «что меньше — электрон или атом»). У меня эти вопросы затруднений не вызвали, чем гордиться тоже особо не приходится — все они примитивные, школьные.

Последнее утверждение звучало так: «Обычные растения – картофель, помидоры и т.п. – не содержат генов, а генетически модифицированные растения – содержат». Как ложное его оценили только 30 % опрошенных, 42 % — как истинное, а 28 % затруднились с ответом. Это означает, что около 70 % жителей России не понимают что такое генетика даже на самом базовом, самом примитивном уровне. По аналогии, это как если бы человек не понимал, что такое число в математике 1.

Вместе с тем в 2014-м году (я не нашёл более свежих результатов), согласно опросу ВЦИОМ, 59 % населения думали, что употребление в пищу ГМО приводит к мутациям человека, 82 % считает, что они вредны для здоровья и т.п.

Сам я отношусь к ГМО-продуктам питания с осторожностью. Я не опасаюсь вреда для здоровья (хотя это не исключено в случае, например, введения в продукт генов, вырабатывающих какой-либо пестицид, способный вызвать вред для человека). Скорее меня беспокоит практика их сельскохозяйственного использования (не буду повторяться, появление сверхсорняков, зависимость сельскохозяйственных предприятий от ТНК-производителей семян и проч.) А при соблюдении мер осторожности и при государственном и общественном контроле за ГМО будущее.

Но для того чтобы делать выводы надо хоть что-то понимать. Плохо, что мои сограждане не понимают хотя бы того, как мало они понимают. Не знают даже, что гены есть во всех растениях, но зато имеют твердое мнение о вреде ГМО-продуктов для здоровья.

1 Только не надо от меня требовать бурбакистского определения.

Охота на Avito
chva
Позавчера я совершил весьма удачную покупку на Авито. У меня есть привычка просматривать этот сайт по определенным ключевым словам в поисках объявлений о продаже некоторых высококачественных товаров по низким ценам. Такие объявления редко встречаются, но всё же бывают. Я «охочусь» главным образом за высококачественным инструментом (ручным, электро- и аккумуляторным). Среди множества объявлений перекупщиков (закупающихся за рубежом и перепродающих здесь), среди множества объявлений, в которых б/у инструменты продаются по цене интернет-магазинов иногда удаётся встретить нечто интересное и недорогое.

Такие объявления могут возникать при разных обстоятельствах. Бывает, что инструмент попадает в руки человеку, который просто не знает ему цены и ленится поизучать предмет в сети. Бывает, что человеку просто срочно нужны деньги по жизненным обстоятельствам и он скидывает цену для того чтобы продать быстро. Бывает, что инструмент распродаёт наследник (вдова, дети). Бывает, что человек попытался было начать заниматься какой-то деятельностью, купил хороший инструмент, но потом передумал. Наконец, бывает, что инструмент продает уже пожилой человек, который не в силах продолжать им пользоваться.

Однажды мне повезло купить 150-мм цифровой штангенциркуль Mitutoyo в отличном состоянии за 2500 рублей при минимальной цене раз в пять дороже — его продавал как раз пожилой человек, отошедший от работы.

В другой раз я купил погружную пилу Festool TS 55 в акционном комплекте у человека, распродававшего свою мастерскую.

Как-то купил рубанок Lie-Nielsen (сама по себе вещь в России чрезвычайно редкая) у человека, так и не сумевшего начать заниматься ручной столяркой.

Позавчера же приобрел набор из трещотки, удлинителей, карданчика и торцевых головок 1/2 дюйма WERA 8100 sc1 (всего 22 предмета) за 5000 рублей. Совершенно новый набор, даже ещё в картонной коробке. На немецком Амазоне он стоит 271,62 евро (19 160 рублей) без доставки, а в России — около 30 000 рублей (здесь самое время порассуждать о том, насколько дорогой страной на самом деле является Россия).

Набор продал мне мужчина, который, как он сообщил, приобрел его в свое время для ремонта Волги, но так и не попользовался, а сейчас он ему и не нужен.

У меня, в общем-то, есть гораздо более полный набор PROXXON 23640, в котором есть полный набор и шестигранных головок 1/2 и 1/4 дюйма, и головок с отверточными вставками, и специальных головок (всего 86 штук, он давно снят с производства, еле нашёл его описание в сети). Ну что же. Я не пью и не курю, могу позволить себе иные привычки. В конце концов, может быть и перейду в одну из категорий людей, распродающих накопленное за жизнь.

Ещё о школьницах 1949-года
chva
Ещё одна интересная мысль по мотивам прочитанной повести «Семнадцатилетние». Один из главных недостатков школы автор видит в том, что она совсем не готовит к реальной жизни. Вот уже закончен школьный курс, остался последний урок, пятнадцать выпускниц пришли на него, но сегодня особое занятие. Девушкам дают реальную задачу — рассчитать семейный бюджет. Допустим, говорят им, вы вышли замуж, зарабатываете столько, ваш муж — столько, как и на что вы потратите эти деньги? Сколько сможете отложить?

Выясняется, что только две из них могут справиться с задачей. Остальные не то что не знают цен на товары, они не представляют даже что нужно покупать. Конечно, им известно, что надо тратиться на продовольственные продукты, но они не знают, сколько продуктов уходит на блюда и во сколько эти продукты обойдутся. А про остальные расходы (транспорт, ремонт и стирка одежды, коммунальные услуги и проч.) просто не вспоминают пока им не напомнит учитель.

Вот вам якобы «проблемы сегодняшней школы» и якобы «современные школьники уверены, что булки растут на дереве». Может быть современные школьники и не знают реальной жизни, но я хорошо помню, что и мои сверстники четверть века назад её не знали. Но не знали её и школьницы семьдесят лет назад, по крайней мере, городские жители. А если знали сельские, то не потому, что школа научила, а потому что научились вне школы.

Я вовсе не утверждаю, что задачей школы является научить составлять семейный бюджет. Но не надо обманывать себя и думать, что раньше было лучше. Чаще всего люди просто склонны смотреть на своё прошлое через розовые очки.

О школе
chva
Как часто бывает, мысли о каких-то вопросах подпитываются внезапно со всех сторон. Возьмем, например, школу. Внезапно оказывается, что многие из проблем, которые бесят нынешних преподавателей, вполне себе существовали уже и в сталинские времена.

Я недавно писал о повестях «Новый директор» и «Семнадцатилетние». Бюрократизация работы, слишком большие нагрузки, успеваемость учеников как критерий оценки учителя (и дети, отлично это понимающие: «Поставите мне двойку, вам же хуже будет»), попытка свести работу учителя к технологии:

— В школе себя чувствуешь как лошадь в упряжке. Я вам покажу одну книжечку: «Уроки химии в седьмом классе» называется. Там каждый шаг, каждое слово учителя предусмотрены. Как с журналом обращаться, как себя в классе держать, как учащихся вызывать, о чем беседовать, как знакомиться, что на доске писать, что на дом задавать… Все восемьдесят два урока.

И с учениками те же проблемы. Сегодняшних школьников ругают, они учиться не хотя. Оказывается, в 1954-м тоже не хотели:

— Конечно, дети есть дети! — говорил учитель рисования. — Видишь, как они охотно принялись за дело. А почему? Потому что это ново. В этой работе есть какое-то творчество… А трудности наши во многом зависят от города. Большой город. Много соблазнов, много впечатлений, улица, кино… И чем способней ребенок, чем предприимчивей его натура, тем больше тянет его на улицу…

— Не согласен! — перебил его Константин Семенович. — Когда-то я тоже думал так. Но вот пришлось мне однажды побывать на конференции учителей народов Крайнего Севера. Там другие условия жизни… Тундра. Ребят свозят на учебный период в школу, и живут они в интернатах. Там нет ни города и никаких особенных соблазнов. А трудности, оказывается, такие же, как и у нас. Плохая успеваемость и дисциплина.

— Неужели!

— Да. Позднее я говорил с учителями из маленьких городов, из сельских местностей. Везде одно и то же.

— В чем же дело?

— В системе образования!


Но может быть, если такая проблема в нашей стране была и есть, то за рубежом как-то не так? Сегодня посмотрел видео TED Talks How to escape education's death valley (есть перевод на русский, правда, я не смотрел и не могу оценить качество перевода). Всё то же самое. Школа в США отбивает желание учиться, учителя перегружены и малооплачиваемы, стремление превратить образование в технологию.

Уже сколько лет массовой школе, а как мало хороших примеров. Скоро уже и вообще образование не нужно будет, а наладить его так и не сумели.

Вообще я придерживаюсь мнения, что успехи в какой-то области прямо связаны с её сложностью. Неважно, что нечто выглядит более сложным, если там больше успехи, значит, оно на самом деле легче. Потому физика проще педагогики. Проекты феноменальной сложности типа LHC или LIGO запущены и дали результаты, значит, открыть бозон Хиггса и гравитационные волны проще, чем сделать эффективную систему массового школьного образования.

Что я прочитал
chva
Г. Матвеев. Семнадцатилетние. Новый директор


Я подхожу к описанию своих впечатлений об этих книгах с некоторой осторожностью, очень уж смешанные у меня чувства. С одной стороны, подходя формально, обе повести вполне укладываются в жанр соцреализма сталинского образца и не просто сталинского, а послевоенного сталинского — самого мёртвого, удушливого, сухого и формального времени в истории нашей страны вообще и в литературе в частности. Книги, написанные (и, что немаловажно, опубликованные, то есть не пишущиеся в стол) в то время чаще всего скучна, т.к. написаны по строгим шаблонам, однообразны и безжизненны.

Повесть «Семнадцатилетние» написана в 1947—1954 годах и описывает события, произошедшие в 1947/1948 учебном году. «Сиквел» её, повесть «Новый директор» написана в 1955-1961 годах (то есть уже во время «оттепели») и рассказывает о событиях, непосредственно предшествующие началу 1955/1956 учебного года (то есть конец лета). Обе повести на школьную тему, обе в первую очередь касаются вопроса, важного и сейчас — должна ли школа только учить или ещё и (или даже в первую очередь) воспитывать. Сразу скажу, что автор считает что да, должна и даже обязана. Однако начну по порядку.

Константин Семенович Горюнов, главный герой обеих книг, был до войны школьным учителем. Он попал на фронт, был ранен, долго восстанавливался, вернулся в родной Ленинград, правда не в старую свою школу (она была уничтожена при бомбежке), а получил назначение в школу для девочек, преподавателем литературы и классным руководителем выпускного класса. Пятнадцать семнадцатилетних девушек с совершенно разными характерами, из разных семей с разными способностями теперь становятся его подопечными.

Надо отметить, что безусловно сильной стороной повести является как раз описание характеров девушек. Они все живые, не шаблонные, настоящие люди. Автор книги под видом практиканта в 1947-м году провел немало времени в школе, по всей видимости, он писал их с натуры.

Что касается самого Горюнова, этакого гения от педагогики (по замыслу автора), с ним всё сложнее. Он считает, что школа должна воспитывать и для этого должен использоваться коллектив, теоретическое наследие Ушинского и практическое — Макаренко. Вообще с Макаренко и Ушинским Горюнов носится примерно так же, как правоверный хасид с писаниями ребе. Они для него непререкаемые авторитеты, цитаты из них он постоянно использует. В короткое время он организует ранее аморфный класс таким образом, что тот превращается в спаянный коллектив с жестким подчинением одной цели (перевоспитание и высокая успеваемость). Даже единственная единоличница, собственно, совсем неплохая девушка, виноватая только в том, что не хочет участвовать в общей деятельности, попадает под этот каток. Учитывая, что она и так отличница, понятно, что наказана она была именно за индивидуализм.

Горюнову довольно быстро удается увлечь своим новаторством остальных учителей и в первую очередь директора школы, здесь автор явно ему подыгрывает. Изначально возникшее сопротивление в учительской среде оказалось сломлено уже через несколько месяцев.

Вторая повесть совсем уже фантастична. Оказывается, Горюнов вынужден был уйти из школы после окончания действия первой книги из-за конфликта с функционерами системы образования, он теперь работает в милиции с несовершеннолетними правонарушителями. Но встречается со старым другом, теперь большим начальником в гороно, который предлагает ему взять руководство новой, экспериментальной школой и даёт полный карт-бланш на любые преобразования.

Горюнов опять же начинает с опоры на ученический коллектив, но идёт уже гораздо дальше в новой должности. Ученики у него должны стать настоящими хозяевами школы, они не просто работают над приведением классов в порядок (нерадивых строителей, похожих на изображенных в мультфильме про Чебурашку, он просто выгоняет), они готовят стадион на месте пустыря, в планах собственная фабрика-кухня и промышленное производство, не трудовое обучение, а именно настоящий труд. Мечты его идут так далеко, что он намеревается даже изменить систему оценок, отменить экзамены и т.п. Сомневающихся, апатичных учителей он перевербовывает с той же легкостью, с какой обращал в свою веру сомневающихся Мухаммед, а совсем неисправимых выбрасывает вон из школы.

Повесть, к сожалению, осталась незаконченной. Собственно, дело не дошло даже до начала учебного года, автор умер, написав, вероятно, не более трети книги.

Что я прочитал
chva
Н. Б. Лебина. Повседневность эпохи космоса и кукурузы. Деструкция большого стиля. Ленинград 1950—1960-е годы.




Ещё одна книга в жанре история (или социология) повседневности. Наталья Борисовна Лебина в ней рассказывает о процессе «деконструкции» сталинского большого стиля после смерти вождя народов и переходу к новому стилю во всём — в архитектуре, искусстве, манере одеваться, быте, питании, общении и проч.

Я бы отнес книгу к пограничной области между научным изданием и научно-популярным. Помимо ссылок на документы, статистические отчеты, научные статьи она иллюстрирована примерами из литературы той эпохи, из фильмов, а также личными воспоминаниями автора (описываемый период пришёлся на её детство и юность).

Я вообще неравнодушен к такому жанру и эту книгу тоже прочитал с большим удовольствием, тем более, что в конкретных примерах там главным образом Ленинград. Конечно, я не жил в то время, но многое знакомо по рассказам родителей, да и вообще родной город — есть родной город.

Книгу покупал в бумажном варианте, в подарок, в Доме книги. Давно я там не был. А магазин забит людьми, даже удивительно, и выбор литературы большой. Область традиционного книгоиздания сужается, и хотя я всегда считал себя любителем именно электронной литературы и начал читать с экрана тогда, когда это было ещё большой экзотикой и развитие рынка электронных книг мало кто верил, всё-таки в большим удовольствием походил по залам и полистал материальные издания. Определённый шарм в этом есть, сложно отрицать.

Андрей Тупикин. Бездомные собаки глазами биолога
chva
Этолог и зоолог А. А. Тупикин прочитал очень интересную лекцию о бездомных собаках.

Лекция под врезкой, продолжительность 1:41:02Collapse )

Основные моменты лекции:
Кто такие собаки как вид.
Разновидности бездомных собак в больших городах: собаки сторожей (опекунов), истинно безнадзорные собаки. Важное отличие групп друг от друга в обустройстве места для родов (у истинно безнадзорных логово всегда максимально спрятано). Третья группа — дикие собаки. В сельской местности: полувольные собаки и ушедшие в лес, по сути занявшие экологическую нишу волка.
Питание собак. Поиск пищи, получение пищи у постоянного опекуна (особенно характерно для собак сторожей), выпрашивание, охота.
Выпрашивание — всегда индивидуальная стратегия, даже если собаки живут семьей. В местах попрошайничества у собак нет территориальной агрессии.
Read more...Collapse )

Что я прочитал
chva
А. И. Куприн


Как и в случае с Шукшиным я прочитал все произведения Куприна, точнее говоря, все, которые были в библиотеке Мошкова. Сразу хочу сделать маленькое отступление. Часто вижу в разных «Итогах года» число прочитанных книг. Например, «за этот месяц я прочитал пять книг». Интересно, имеются в виду только крупные формы? Потому что Куприн не написал ни одного романа, только двенадцать повестей и более ста рассказов. Что же считать за «прочитанную книгу»? Один рассказ — несерьёзно. Все рассказы за одну книгу — глупо. Считать по килобайтам, знакам, авторским листам и проч. — тоже глупо, да и затруднительно. Ладно, здесь отступление заканчивается.

Я, разумеется, не имею ни желания, ни возможности написать даже кратко свои впечатления о каждом рассказе и каждой повести Куприна. Хочу отметить только, что автор очень быстро вышел на высокий литературный уровень (к середине 1890-х) и поддерживал его примерно до революции 1917-го года. Эмигрантских книг меньше по количеству, да и качество их уже не то.

Об одном рассказе («Болото») я уже писал, сейчас кратко напишу о своих впечатлениях от самых запомнившихся произведений.

Начну с повестей.

Впотьмах (1892) — совершенно ученическая ещё работа, даже дурновкусная. Просто нельзя поверить, что это Куприн. Страсти из бульварных романов.

Молох (1896) — оставляет ощущение некоторой недоделанности, точнее, скомканного конца.

Прапорщик армейский (1897) — здесь у Куприна интересный поворот, несколько раз встречающийся и в других его произведениях, своего рода «перемена ролей», когда в любовной связи мужчина предстаёт нежным, романтичным, наивным партнёром, а женщина — циничной, только «играющей в любовь» и не то что бы содержанка, тянущая деньги (это-то как раз «традиционная» роль), а вот именно «поматросила и бросила».

Олеся (1896) — здесь, думаю, излишне что-либо писать. Кто не читал эту замечательную повесть, по крайней мере смотрел «Колдунью» с Мариной Влади, сюжет этого фильма хотя формально и не по книге Куприна, но очень с ней перекликается. Хочу только отметить, что примитивная и отвратительная жестокость часто маскируется под благородное негодование. Изувечившие Олесю бабы просто хотели покуражиться и выплеснуть злобу, агрессию, но маскировалось это благородным возмущением (Колдунья осквернила храм божий). Все эти «учителя» на дорогах, разные воинствующие религиозные погромщики и проч. — из того же теста.

На переломе (Кадеты) (1900) Всем советую прочесть. Воспоминания Куприна о детстве в военной гимназии слишком похоже на книги о детских колониях (типа «Одлян»), о бурсе («Очерки бурсы»), да и в сталинских школах для мальчиков, судя по некоторым описаниям, было нечто схожее. Культ физической силы, жестокость, агрессия сильных по отношению к слабым, формирование «каст» (в том числе «опущенных» — такими в военной гимназии были страдающие ночным недержанием мочи дети), расправы со «стукачами», издевательства — вот психологический климат в закрытых учебных заведениях для мальчиков. И совсем не только в российских — в элитных британских школах для детей аристократов было то же самое. Обстановка в школах для девочек, по-видимому, тоже нездоровая, но не до такой степени.

Поединок (1905) Ещё один шедевр и в немалой степени потому, что автор пишет на хорошо знакомую тему. Отмечу только, что (как я писал уже ранее) дуэли со смертельным исходом даже после их официального разрешения в 1894-м году были величащей редкостью, буквально по одной в год на все вооруженные силы.

Суламифь (1908) Эту повесть назвал бы скорее стилизацией под восточные притчи. Интересен в ней не столько сюжет, сколько язык.

Гранатовый браслет (1910) Об этой книге писал уже более года назад.

Яма (1915) — могу себе представить какой эффект произвела эта повесть в то время! Не могу, правда, судить, насколько точно Куприн описывает бы проституток, но вообще очень красочно, ярко, запоминается. Из особенно впечатлившего — во-первых, чудовищные цифры «проходящих» через одну женщину за ночь мужчин. Во-вторых, история с попыткой «спасения» падшей женщины студентом-идеалистом, закончившаяся вполне ожидаемо. Только образ Тамары отдает какой-то бульварщиной.

Юнкера (1932) Эмигрантская повесть о старой России. Сплошной «хруст французской булки». Так умилительно, что аж читать тяжело. Ностальгия и розовые очки, хотя сама по себе фактическая часть небезынтересна.

Колесо времени (1929) Ничего выдающегося. Очередное «что имеем — не храним, потерявши — плачем».

Жанета (1933) Очень милая повесть, лучшая из эмигрантского периода, но вершина творчества для Куприна в то время была уже давно позади.

Некоторые из запомнившихся рассказов:

Миллионер — слава богу, что такую бедность мы хотя бы в развитых странах уже изжили. Маленький шажок, но настоящей нищеты в не в иммигрантских кругах уже нет — как никто, даже бомжи, сегодня не будет в развитых странах ходить в лохмотьях, босиком, или голодать.

Конокрады Все авторы, пишущие о жизни крестьян в России в один голос говорят о том, насколько жестоко расправлялись крестьяне с конокрадами. Но художественное описание — это особая вещь:

«...лежал на сырой и темной от крови траве Бузыга. Все лицо его представляло собою большой кусок окровавленного, разодранного в клочья мяса. Один глаз был вырван и висел на чем-то, похожем на красную, мокрую тряпку. Другой глаз был закрыт. Вместо носа по щекам разлипалась большая, мягкая кровяная лепешка.»

Поход. Ещё один пример того, что лучше всего писать о том, что хорошо знаешь.

Жидовка. Одно из самых отвратительных в старой Империи явлений — её политика в отношении евреев. В целом ведь Россия не была такой уж плохой страной, да, отсталая, да, второй эшелон, но в некоторых вещах...

Штабс-капитан Рыбников. Вот до чего доводит патриотический угар. В начале Первой мировой таким же точно образом и немецких шпионов искали.

Как я был актером Ощущается, что и с театральной (и цирковой) жизнью Куприн тоже был хорошо знаком.

Леночка. По сути, Куприн мастер именно зарисовки, картинки (не развития и не динамики). Этот рассказ, без сомнения, из лучших именно как зарисовка. Мастерский язык, психология, стиль, настроение — всё на десять баллов из десяти.

Черная молния. Здесь больше всего заслуживает внимания описание лесничего:

Цитата из рассказаCollapse )

Анафема. Вот редкий случай когда совесть победила служебный долг.

Морская болезнь Яркий пример отношения к изнасилованию в «традиционном обществе». Женщину изнасиловали — она сама виновата.

Детский сад и Слон (по Слону есть советский фильм, там Басилашвили играет). Сто раз прав Щербаков, «Всё это такие пустяки по сравнению со смертью и любовью». Рассказы, конечно, из детского сборника, а потому чудесное выздоровление от испытанной яркой положительной эмоции входит в правила игры. Но боже мой, вот она разница между нищетой и богатством. Несчастный писарь не может отвезти дочку на море, она чахнет от туберкулеза сыром и холодном подвале:

- Хочу в садик, папочка, в садик, скучно мне, папа, - твердила она тоскливым голосом.
Может быть, ее больной организм инстинктивно жаждал чистого воздуха, подобно тому как рахитические дети бессознательно едят мел и известь?
Бурмин старался согреть поцелуями ее худенькие, холодные руки и говорил ей неожиданные, трогательные слова, которые становятся такими смешными в чужой передаче.


Он не может потратить сорок четыре копейки на поездку на конке в общественный сад и обратно, а богатый домовладелец может для такой же чахнущей девочки может привести слона в дом...

Впрочем, именно в этот момент, когда вы читаете эти строки, где-то умирает ребенок, родители которого не могут найти деньги на его лечение, а кто-то покупает Chateau Mouton-Rothschild — десятки тысяч долларов за бутылку.

Попытка сформировать план
chva
Месяц назад я написал заметку «Нужно что-то новое» о том, каких именно текстов не хватает сейчас в сети. Сегодня хочу проработать эту тему глубже.

Итак, я говорю о некоем аналоге научно-популярных лекций, но только описывающих какие-то конкретные системы современной российской государственной машины. Несколько раз я наталкивался на нечто подобное, но ни разу не встречал такой, которая бы меня полностью удовлетворила.

Требования такие:

1. Заметки должны быть написаны специалистом «в теме». Лично я могу взять на себя смелость и описать не более двух элементов. Меня тошнит от «копирайтерских» статей на сайтах, написанных, зачастую, умным человеком с бойким пером, но по необходимости совершенно поверхностных. Любой может прочитать статью в Википедии, пару десятков страничек на форумах, включить соображалку и выдать на гора связный, но неглубокий текст на любую тему. Только цена ему копейка в базарный день.

2. Помимо хорошего знания темы нужно иметь ещё и развитое аналитическое мышление, разбираться в причинах и следствиях, не считать сложившийся порядок за единственно возможный, видеть возможные направления развития и ограничения. К сожалению, именно специалисты зачастую этого-то и не могут, задавленные текучкой.

3. Текст должен в равной степени опираться и на нормативные документы, и на фактическую ситуацию. Особенность российского законодательства в том, что оно, во-первых, часто меняется, во-вторых в некоторых моментах слишком регламентирует деятельность, в других же зияют огромные дыры, которые пытаются закрыть ведомства подзаконными актами и в третьих — в разных регионах могут по-разному толковать даже относительно ясные на первый взгляд требования.

4. (Следует из третьего) Тест может создавать по состоянию на определенную дату (с явным её указанием) и обязательными ссылками на конкретные статьи законов и иных нормативных актов. Слишком часто меня раздражало и раздражает когда совершенно непонятно, когда же написана статья, отражает ли она сегодняшнюю ситуацию (а ведь она так быстро меняется!) и невозможно проверить утверждения автора (написано что-то типа «по закону на это отводится три дня» — по какому закону?).

5. (Частично следует из четвёртого). Цикл статей должен обновляться по модели обновления программного обеспечения. Невозможно с первого раза написать большой документ без единой помарки и без ошибки. Для того и существует институт рецензентов, редакторов, корректоров. То есть каждой конкретной серии присваивается номер версии, по устоявшемуся порядку состоящий из двух чисел разделенных точкой. Первый — номер релиза, выпускается при достаточно серьёзном изменении законодательства или при существенном дополнении текста. Второй — номер текущей версии, отражает изменения, связанные с уничтожением «багов», учетом замечаний, исправлением опечаток и проч. Кроме того, учитывая российские «реалии» хотя бы раз в год должно выходить «исправленное и дополненное» издание цикла статей, учитывающее изменения законодательства и практики его применения, а также наработанные специалистами отрасли решения.

6. Глубина раскрытия темы. Это самый большой вопрос. Здесь невозможно будет всем угодить, нечего и пытаться. Для одних будет слишком подробно, для других — недостаточно подробно. В целом же стоит ориентироваться на вопросы, интересные обычному читателю, не специалисту. Например, в том же (задуманном мной) цикле статей про недвижимость написать статью о техническом плане нужно, а о карте (плане) разве что сказать пару слов, т.к. простой человек с ним никогда не сталкивается.

Что я прочитал
chva
С. В. Волков. Русский офицерский корпус


Я сейчас читаю (уже заканчиваю на самом деле) все произведения Куприна и столкнулся с тем, что не до конца понимаю нюансы и «подводные» аспекты описанных в его книгах «реалий». Куприн прекрасно понимал принцип «пиши о том, что известно всем», а потому многие его повести и рассказы написаны о теме, которую он хорошо знал — об армии, о кадетском (военно-гимназическом) быте, об Александровском военном училище. Это рассказы «Прапорщик армейский», «Куст сирени», «Ночлег», «Брегет», «Последние рыцари», «Ночная смена», в какой-то степени и «Штабс-капитан Рыбников», повести «Кадеты», «Юнкера» и, конечно же (и в первую очередь вспоминается) «Поединок».

Есть общечеловеческие переживания, то, что понятно любому думающему и имеющему сердце человеку. Но есть и специальные знания, возможно, в конце XIX и начале XX века доступные каждому, но сейчас уже мало понятные. Мы ведь сейчас понимаем примерно, кто такой лейтенант (де-факто первое офицерское звание, получаемое после училища), что примерно представляет собой военное училище, почему в армии почти нет младших лейтенантов, почему почти любой лейтенант может стать старшим лейтенантом, что такое «звание» и «должность», чем отличаются «командные», «штабные» и «технические» должности (и карьерные лестницы). Но в императорской России многое в армии отличалось.

Книга Волкова как раз подробно и методично рассказывает о том, что было «за кадром» о фоне, на котором развиваются события военных рассказов и повестей Куприна. Правда, автор показывает широкую перспективу и динамику — от самого момента формирования российской армии нового типа при Петре Великом и до последних дней существования Империи.

Как человек становился офицером (за два с лишним века это очень поменялось), где он учился, как проходила его служба, что было источником его существования, какие были офицерские чины в разные периоды, какие награды, кому и как присуждались, какими были взыскания, сколько лет служили, как могли уйти в отпуск или уволиться со службы — всё это очень сжато, четко, с обилием табличного и иного статистического материала.

Из того, что очень изменилось по сравнению с современной армией — офицер, начав службу в одном полку, как правило в нём и служил до самого конца (не считая специальных случаев типа перехода из гвардии в армию или перехода в действующую часть во время войны). От того полк в некотором смысле становился «семьёй», современный же офицер может быть переведен не то что в другой полк, но и в другой военный округ.

Или о том, что представляли собой дуэли в офицерской среде после закона 1894-го года, их легализовавшего. Всем памятно пронзительное окончание «Поединка», но фактически смерти на офицерских дуэлях были делом редким. За 10 лет после закона 1894 г. — 186, но из них бескровно окончилось 130 (70%), с царапинами или контузией — 9 (5%), с легкими ранениями — 28 (15%), с тяжелыми ранениями — 8 (4%) и со смертельным исходом — 11 (6%).

Это означает, что за год в среднем погибал на дуэли один офицер на всю армию — а уж в задрипанном пехотном полку, в котором служил главный герой «Поединка» скорее всего подобных случаев не бывало до и не могло быть после.

Книгу портит разве что слишком явно высказываемая позиция автора, я бы хотел видеть от историка больше холодности и беспристрастности. Похоже, он влюблен в предмет своего исследования.

С Новым годом и итоги года
chva
Поздравляю всех френдов с наступающим Новым годом! Надеюсь, он будет для вас счастливым и лучше, чем предыдущие.

Итоги года.

1. В этом году мне исполнилось сорок лет. Я вышел на плато, на котором надеюсь пробыть ещё лет десять. Я не ощущаю пока ухудшения ни умственных, ни физических способностей, но и улучшения ожидать уже не приходится.

2. Я стал отцом. Мой первый и, почти наверняка, единственный ребёнок родился и растёт здоровым, соответствуя возрасту в физическом и нравственном развитии. Эмоции, которые испытывают родители, многократно описаны и не стоит их повторять. Те, у кого есть дети, всё это испытали, у кого нет — не поймут, как нельзя до конца понять, не испытав, любые глубоко физиологические вещи. Гормоны, нейромедиаторы, глубоко зашитые в мозгу паттерны родительского поведения и почти столь же глубоко въевшиеся культурные стереотипы — то, что управляет нами и от этого никуда не денешься.

3. Этот год, по-видимому, будет последним на моей текущей работе. В условиях непрекращающегося уже почти десять лет полукризиса, полустагнации придётся искать новую работу. Впрочем, эта мне уже порядком надоела. Я уже несколько раз менял радикально сферы деятельности, кто знает, может быть в новом году опять займусь чем-то новым.

4. Я получил два дополнительных образования (начал учиться на первом ещё в 2016-м, а диплом по второму защитил уже в самом конце декабря). По закону об образовании профессиональная переподготовка равнозначна второму высшему, хотя по факту, конечно, полноценное очное образование лучше всего. Теоретически можно считать теперь что у меня три высших образования (инженер-эколог, кадастровый инженер и специалист по управлению недвижимостью) и одно среднее специальное — банковское дело.

5. Что касается саморазвития. Я с удовольствием занимался французским языком, хотя не имел на него времени столько, сколько бы мне хотелось и улучшал знание английского, впрочем, языки — это дорога без конца. Я в полном соответствии с курсом высокоэффективного плотника Лари Хона построил крошечный каркасный домик (два на три метра, это детский домик для будущих игр дочери). Я провёл многие десятки часов работая Автокаде и очень прилично его освоил (правда, только 2D) — но об этом ещё напишу. Прочёл книг меньше, чем бы мне хотелось и далеко не обо всех написал в этом журнале. Я снова стал писать в почти уже совсем заброшенный журнал и рад общаться здесь с умными и интересными людьми. Занимался столярными работами гораздо меньше, чем хотел бы, но сделал первую дверь и первый шкафчик с классическими филенчатыми дверками.

6. В финансовом отношении год был довольно успешным, уверен, что следующий будет хуже (учитывая потерю времени на поиск работы — да что ещё найду и когда?). Я рад что выплатил ипотечный кредит и не должен каждый месяц перечислять банку 23,5 тысячи.

7. Наконец, я похудел а 13,5 кг (о чём писал уже), начал снова делать отжимания и планку.

8. Есть, конечно, и грустное... но не буду писать об этом сейчас.

Ёлки и экология
chva
Даю краткий комментарий как профессиональный эколог (хотя и сменивший уже область деятельности). Не надо верить невеждам. Покупка выращенных в питомнике ёлок очень даже экологичное мероприятие, примерно в миллион раз более экологичное, чем покупка пластиковой. Если вы не хотели покупать живую ёлку на ёлочном базаре потому что боитесь, что это наносит вред природе, отбросьте сомнения. Если не брать в расчёт выбросы при заготовке и транспортировке ёлок, плантационное лесовыращивание — пример дружелюбной к природе технологии.

Надо что-то новое
chva
Я тут дослушал несколько лекций по астрофизике (про нейтронные звезды, быстрые радиовсплески, проблемы изучения черных дыр) и во мне родилось неудовлетворение. Сейчас есть большой тренд на самообразование, благо, возможности для этого такие, что лет десять назад и не снились (про моё детство не говорю). Гигантское количество литературы, видеолекций, онлайн-курсов типа Курсеры и проч. Но я всё же по натуре более инженер, чем ученый. Классификация эта моя собственная и я уже как-то писал об «инженерном складе ума» в широком смысле. Инженеру ближе практика, чем теория, создание и наладка работающих систем, а не открытие нового, учет множества реальных параметров, а не абстракция.

Нейтронные звезды — это хорошо, конечно, но мне в последнее время стала интереснее инженерия, причём особого свойства, то, что обычно даже инженерией не считают, а именно система государственного управления. Не политология с экономикой, а именно как это устроено — у нас и за рубежом. Может, я чего-то не вижу, но не замечаю массового интереса к этой области, а хотелось бы найти. В ЖЖ есть отличное сообщество (одно из лучших) engineering_ru, но оно посвящено инженерии в классическом смысле. И я не знаю ни одного сообщества о том, как устроено государство. Многие рассуждают о Путине, но мало кто — о механизмах сбора и перераспределения налогов. На Youtube я с удовольствием смотрю лекции Екатерины Шульман, но этого недостаточно.

И народ здесь проявляет самое дикое невежество. Принято смеяться над людьми, которые не знают, что вокруг чего вертится — Солнце вокруг Земли или наоборот1, улыбаться над теми, кто не знает, что сильнее притягивает — муравей Землю или Земля муравья, негодовать по поводу тех, кто не знает, в каком году была Курская битва или верит в «память воды».

Но вот недавно я читал журнал Варламова... Оговорка — Варламов пишет часто интересные вещи, хотя очень поверхностен как неизбежно будет поверхностен популярный блогер, стремящийся делать не меньше одной большой записи в день, самоуверен и безапелляционен, но я его иногда читаю. Так вот, была у него запись про то, что нужно сделать мэру Омска для того, чтобы исправить положение с городской средой, которая по мнению Варламова там в неудовлетворительном состоянии. В комментариях люди давали такие советы, что пальцы ног поджимались от стыда. Это же уровень той самой «памяти воды», ВИЧ-диссидентства, фоменковщины и проч. Люди элементарно не представляют полномочий местной власти, структуры доходов и расходов городского бюджета, нормативной базы, структуры органов управления и проч.

И всё это, как ни крути, гораздо, несравненно важнее для ежедневной жизни, чем нейтронные звезда и множества Мандельброта. По-моему, было бы здорово, если бы на какой-то площадке существовало подобное сообщество. Конечно, необходимо чтобы собралось множество людей, заинтересованных в теме и хорошо знающих какие-то определенные области. Как работает современная медицина? Система образования? Система опеки? Что из себя реально представляет современный российский ВПК и армия? И не по одной записи, а по целой серии, по тому вопросу, в котором каждый разбирается.

1 Я знаю, что вопрос сложнее, про центр масс системы Солнце-Земля, про обращение всей Солнечной системы вокруг центра Галактики и т.п.

Что я прочитал
chva
Ю. Олеша. Зависть


Недавно я понял, что плохо знаю советскую литературу 1920-х годов. А между тем период это был интересный. В то время русская литература разделилась на зарубежную и советскую, а последняя представляла собой нечто вроде замерзающего водоёма, по которому плавает Серая шейка. Сначала мешают плавать отдельные льдины, потом они соединяются, ты оказываешься в полынье, которое всё уменьшается и уменьшается, а по берегу ходит лиса. 1930-е — это уже сплошная ледяная корка, жизнь возможна только в глубине. В 1920-е годы сделавшие глупость, оставшиеся в СССР писатели ещё пытались продолжать (в очень широком смысле) традиции Серебряного века русской литературы, экспериментировать, но перо уже приравняли к штыку, а пехотинцу нужно выполнять приказы. В начале тридцатых писателей организуют формально, вооружат творческим методом социалистического реализма, расставят по полочкам. Пока же можно попробовать подрыгаться.

Олеша замолчал тогда, но в конце 1920-х он ещё мог опубликовать свой главный роман. Для понимания временных промежутков я использую сравнение с настоящим временем. «Зависть» выходит в 1927-м, через десять лет после революции. С 1917-го по 1927-й в России/СССР изменилось, наверное, даже больше, чем в России с 2007-го по 2017-й. В этом промежуток вместились две революции, Гражданская война, красный и белый террор, военный коммунизм, продразверстка, новая экономическая политика и начало её сворачивания, борьба за власть после смерти Ленина (падение Троцкого и т.п.) Всё это требовало переосмысления, в т.ч. литературного. Надо было понять, кто такие эти «новые люди», которые будут жить в новой стране.

Россия на момент революции была страной «лапотной», несколько сотен тысяч людей с высшим образованием на сто восемьдесят миллионов общего населения. После революции отпали страны Прибалтики, Финляндия, Польша, пропорция же образованных людей ещё уменьшилась в т.ч. из-за эмиграции. Проблемой было и почти полное отсутствие населения с хорошим средним образованием (окончившие гимназии почти все поступали в университеты, окончившие реальные училища — в институты). Не так много было людей, способных организовать движение к прекрасному будущему (как это декларировалось официально и понималось наиболее прекраснодушной частью населения, включая некоторых писателей).

В «Зависти» показано двое таких. Вообще там четыре главных героя словно бы расставленных по четырём углам большой комнаты в соответствии с группой понятий «взрослый-молодой» и «новый человек-старый человек». Главный герой, от лица которого ведётся повествование, это молодой человек, Николай Кавалеров. Он, хотя и молод, человек старого времени и с завистью взирает на современного выдающегося человека, А. П. Бабичева, старого большевика, руководителя, и полной своей противоположности по вышеописанной градации. Брат Андрея Бабичева, Иван, человек взрослый и человек старого времени. Предметом его забот является какая-то существующая только в мечтах волшебная машина Офелия, бесплотная нимфа, противопоставленная вполне материальной дешёвой колбасе для пролетариата и проектам фабрики-кухни брата. Последний из главных героев — молодой человек нового времени, молодой товарищ Андрея Бабичева, Володя Макаров. Он — машина, которая придёт на смену людям старой формации.

Конфликт между героями разворачивается не только в области мировоззрения, но и в любви. Дочка Ивана Бабичева закономерно отрекается от отца, её новым отцом становится дядя, Николай тоже не может добиться от неё взаимности и делит с Иваном пожилую вдову-квартирную хозяйку. Молодость — к молодости, прошлое — к прошлому.

Вообще говоря, сюжет довольно путанный, обрывается внезапно и вся книга производит впечатление недоработанности. Язык интереснее, чем сюжет. В те годы языковые эксперименты были нормой. Олеша не поднимается до уровня Платонова, чья проза вообще кажется чем-то инопланетным, но книга его полна интересных неожиданных метафор и просто отточенных фраз. Правда, почему всем так приглянулась первая «Он поет по утрам в клозете» я не понял.

Заелся
chva
В повести Куприна «Колесо времени» есть такой фрагмент:

- Я - как бы тебе сказать?.. - я... "заелся". Так у нас говорят ярославские мужики про своего же брата мужика, который случайно разбогател, а следовательно, загордился, заважничал и захамил: "Чего моя левая нога хочет!" Вот про него-то и говорят: "Ишь, заелся, сладкомордый!" Видишь, друг, я не щажу себя.

Похоже, что термин «заелся», сейчас общеупотребительный, в начале XX векабыл малоизвестным диалектизмом, так что даже требовал подробного разъяснения.

Хлеб в помойке
chva
Недавно avva давал ссылку на запись в журнале shkrobius о культе хлеба в СССР/России. Все пожившие в СССР (мне было 14 лет когда он развалился) помнят нравоучительные плакаты про «Хлеб — всему голова» (и песня такая была), «Хлеба к обеду в меру бери, хлеб — драгоценность, им не сори» и проч. По Петербургу ездит общественный транспорт с рекламой одного из хлебозаводов «Доверяй родному хлебу». На мой взгляд, этот «культ хлеба» берёт начало в старой крестьянской культуре, в которой действительно ржаной хлеб был драгоценностью и просто-напросто основным продуктом питания.

В соседнем дворе гулял с ребёнком (месяца три назад), около мусорного контейнера стояла совсем древняя старушка и по привычке многих старых людей говорила сама с собой вслух. Увидев меня поблизости она повысила голос. В контейнере было полно нераспакованных, в полиэтиленовой оболочке буханок и батонов. Вероятно, их выкинули из соседней «Пятерочки» когда закончился срок реализации. Бабушка чуть не плакала, ругала выкинувших сволочами, говорила, что надо на них жаловаться. Кто знает, может быть ей пришлось пережить блокаду (если ей лет девяносто, самая трудная зима 1941-42 годов пришлась на её 14 лет, вполне сознательный возраст). Говорят, пережившие настоящий голод получают такую психологическую травму, от которой избавиться нельзя до конца жизни. В те времена несколько сотен грамм отвратительного, почти несъедобного хлеба означали разницу между жизнью и смертью. Видеть сейчас контейнер, заваленный хлебом — шок для таких людей. А быть может дело просто в вышеупомянутой культуре отношения к хлебу.


Если кто не знает, с этого года магазинам запретили возвращать непроданный хлеб на хлебозаводы и они просто выбрасывают его на помойку. По крайней мере, бомжам не грозит смерть от голода. Позавчера я опять гулял в том же дворе и видел процесс выкидывания своими глазами. Работник «Пятерочки» вёз целую корзину хлеба и вывалил её в контейнер. Буквально через несколько минут около контейнера с разных сторон появились две женщины и мужчина. Они стали копошиться в нём (второй ходкой работник «Пятёрочки» привёз ещё какие-то продукты). Одна из женщин стала доставать хлеб, ломать его на куски и высыпать на газон. Мгновенно прилетела большая стая голубей, очевидно, привыкших к такому пиршеству.

Не так давно я смотрел лекцию на TEDx talks как раз по проблеме утилизации излишков хлеба в США. Там эта проблема стоит, может быть, даже острее, чем в России. Невозможно точно определить необходимое количество пищевых продуктов для продажи, а излишки приходится возить два раза — один раз в магазин, второй — на свалку, тратя на перевозку ресурсы. Говорили о проекте создать станции компостирования для переработки таких излишних продуктов. За рубежом уже появились люди, принципиально питающиеся выкинутыми из супермаркетов просроченными продуктами. Но для многих жителей России выкинутый хлеб — всё-таки совсем другое дело.

Снегопад во Владивостоке
chva
Наверное, все уже видели видеоролики о происходившем 17-го ноября во Владивостоке, где снегопад и гололёд вызвали множество аварий. Например, такой:

Осторожно, в ролике присутствует нецензурная лексикаCollapse )

Если перейдёте на Youtube, то в «похожих видео» обнаружите массу других роликов о том же самом. И не только датированных 17-го ноября, и не только во Владивостоке.

Помню как-то увидел совершенно аналогичный ролик из США. Тоже улица с большим уклоном, тоже скользят машины на заблокированных колесах (и, вероятно, на летней резине). Сколько было комментариев про «тупых американцев, которые ездить не умеют».

?

Log in

No account? Create an account