Виталий Чихарин

Планы по выкладке книг и других печатных материалов в сеть
chva
См. под катомCollapse )

Дюма
chva
В одном блоге прочитал фразу «Говорить, что любишь его книги, это так же странно, как говорить, что любишь детективы в мягких обложках: пристрастием к авантюрным романам Перес-Реверте не хвастаются, это guilty pleasure. Его цикл о приключениях капитана Алатристе – для тех, кто любит приключения и диалоги в духе Дюма».

Интересно, а сейчас читают Дюма? В детстве мы с приятелем зачитывались его книгами, поглощая «багровое» собрание сочинений советского времени (многие помнят, наверное, эти книги). Наверное, в наше время только «Три мушкетёра» и «Граф Монте-Кристо» более-менее известны, да и то помнят их больше благодаря огромному количеству экранизаций. Мне же в детстве гораздо больше нравился не д'Артаньян или его товарищи, а герои других серий — хитрый и умный Шико, бабник и непревзойдённый фехтовальщик де Бюсси.

Конечно, в книгах Дюма нет исторической правды, особой красоты слога, да и в занимательности сюжета современные авторы его перещеголяли. Но от детских впечатлений нельзя полностью избавиться.

Что я прочитал. О. Тянь-Шанская. Жизнь "Ивана"
chva
В дополнение к великолепному сборнику статей Энгельгардта «Письма из деревни» очень рекомендую прочитать и эту книгу, написанную дочерью нашего знаменитого учёного.

Ольга Петровна, хотя и не была этнографом, написала по сути этнографическую книгу, главный герой которой — условный «Иван», обычный мужик черноземной губернии Российской империи, родившийся в середине 1860-х годов.

Без каких-либо оценок, сухо, подробно, рассказывает она о жизни этого среднего крестьянина, как и где он жил, каким имуществом владел, каковы были его доходы, отношения в семье, как он одевался и т. д. и т.п.

Чрезвычайно интересная книга, которую, как я считаю, надо прочитать каждому русскому. Т.к. настоящий патриотизм (а не то, что сейчас под этим соусом продвигается) невозможен без знания своего прошлого, не питаться «историческими мифами» следует, не размышлять о «традиционных ценностях», а изучать, что и как было.

Взять, скажем, якобы великую религиозность и православные устои. Из того, что я читал, я понимаю, что по-настоящему религиозным сословием было разве что купечество, а крестьяне (основная часть населения) разве что суеверны:

«Как они нерелигиозны -- в сущности! Только при приближении старости, когда уже начинаются разные недомогания, в мужицкую душу изредка начинает закрадываться суеверный страх загробного возмездия.
Да и тогда, разве они "православные" -- как их считают? Нисколько. Смутно, беспомощно как-то им делается, страшно, и сами они не знают "в чем спасенье". "Кто их знае, може масоны, аль молокане еще лучше нашего спасутся!" Каким робким, неуверенным и вопросительным тоном вырывается это у задыхающихся, покашливающих стариков!»

Что я прочитал. И. Бунин. Господин из Сан-Франциско
chva
Недавно написал в этот ЖЖ заметку «Зачем я читаю художественную литературу». Рассказ Бунина «Господин из Сан-Франциско» как раз хороший повод попробовать подумать на эту тему.

Итак, расширение кругозора и просто «каждый образованный человек должен». Бунин без сомнения один из основных русскоязычных классиков, а этот рассказ — одно из важнейших его произведений. Наслаждение красивым языком. Этого здесь нет, язык Бунина, в отличие от языка Толстого, правилен, прозрачен, лишён каких бы то ни было «корявостей», но на мой взгляд несколько «стерилен». Это как архитектура в стиле классицизма, которую, может быть, не за что упрекнуть, но я ей предпочту модерн.

Возможность обсудить — при случае. Красивая картинка, описание местности, людей, ситуации — это в полной мере! Особенно задерживается в памяти реакция хозяина гостиницы и постоятельцев и невозможное по нынешним временам пренебрежение женщинами — не кем попало, а богатыми наследницами, в конце концов.

Взглянуть глазами писателя — немного сложнее, Бунин довольно холоден и безоценочен здесь. Наконец, «чему книга учит». Мне она ничего нового не добавила. Ехидная ирония судьбы (всю жизнь биться чтобы получить возможность наслаждаться обеспеченной старостью и вкусить только краешек этого наслаждения)… что ж, это не новое. Корабль плывёт, на палубе яркий свет, музыка и танцы, а господин из Сан-Франциско куском замороженного мяса лежит в судовом холодильнике — я слишком много думаю о смерти, чтобы эта картинка (и вполне понятная метафора) что-то добавила.

Что я прочитал. И. Бунин. Деревня
chva
Написана повесть со знанием дела. Когда автор пишет о том, что хорошо знает, его выдают мелкие детали — описание звуков, запахов, ситуаций. Картина, конечно, вырисовывается неприглядная. Вообще изучение состояния «классической» русской деревни на рубеже XIX/XX и в начале XX века быстро развеивает буколические иллюзии. В средней полосе России не было места идиллическим берёзовым леса, леса были здорово повыведены, а в степной части с лесами и изначально было не очень хорошо. Специфический порядок хозяйствования и собственности на землю (на общинную) ограничивал возможности для развития, переделы и чересполосица висели гирями на ногах. Нет леса = нет топлива (в повести описано, как воровали с железной дороги щиты снегозадержания для топки, как пришлось сжечь зимой крышу избы), топить соломой — ещё больше истощать землю, и так истощаемую трехпольем. Нет леса и топлива — не построишь большой дом (не из чего и нечем отапливать).Так называемое малоземелье по сути означало избыток рабочих рук, безработицу, распашку лугов под зерновые, а, следовательно, ещё большее истощение почвы (нет места для выпаса и нет навоза). Крестьянство консервативно и не хочет принимать новых методов ведения сельского хозяйства (даже переход с сохи на плуг только начался), необразовано и бедно, живёт скученно, как в коммуналке и с постоянными склоками.

Всё это описано в книге и даже у сторонних наблюдателей, вовсе не интеллигентов, а у довольно малограмотных мещан (двух братьев, главных героев повести), вызывает раздражение, неприятие и отвращение.

Зачем я читаю художественную литературу?
chva
Прочитал недавно «Деревню» Бунина и в очередной раз задумался зачем я читаю художественную литературу. Я, подобно очень многим, с возрастом в своих читательских пристрастиях очень сильно сдрейфовал от fiction к non-fiction (прошу простить за использование английских терминов, мне кажется, они более точно отражают суть дела).

Почему же я продолжаю читать художественную литературу и какую именно? Два этих вопроса напрямую связаны. Во-первых, я думаю, что образованный человек должен знать литературу, как культурный багаж, сформированный человечеством, как высочайшее (на мой взгляд, прошу не спорить) из всех искусств. И раз уж по обстоятельствам рождения, воспитания и всей жизни я привязан к России, то и читаю больше на русском языке. На английском художественной литературы я читаю довольно мало (гораздо больше non-fiction), а на французском я только начал ещё читать и пока это не удовольствие, а работа. Как бы я ни старался изучать иностранные языки, я всегда тоньше и правильнее буду определять нюансы русского. Выбор синонима, порядка слов в предложении, стилистическая окраска, игра слов и многое другое, не меняющее смысла текста, но доставляющее художественное удовольствие — всё это на русском мне понятнее (а перевод — отдельная песня и всегда искажение).

Третья причина — общность зданий, принадлежность к какой-то группе и возможность обсудить впечатление от прочитанного.

Хорошая литература может дать яркую образную картину описываемой действительности, которая потом останется надолго и в этом отношении лучше учебника, хотя зачастую неточна и может искажать действительность. Благодаря давно прочитанной трилогии Фейхтвангера об Иосифе Флавии я вспоминаю историю Иудейской войны лучше, чем благодаря позже прочитанной Истории иудейской войны ра авторством самого Иосифа Флавия.

И на последнем месте возможность взглянуть на разные житейские ситуации глазами других людей, понять и почувствовать другие подходы к решению проблем. Самый кристально-прозрачный автор, вроде бы никак не окрашивающий произведение, всё равно «проступает» в нём.

Что же до «книга учит жизни» — это, наверное, больше для школьников. Прямые нравоучения в 40 лет вообще бесполезны, а косвенные… тоже почти бесполезны. Моё миропонимание сформировано и изменения в нём происходят уже не из-за художественной литературы, а на основе жизненного опыта, общения с людьми и изучения нового.

Бытовые удобства
chva
Недавно прочитал трилогию Горького (Детство, В людях, Мои университеты). Если не ошибаюсь, во второй части есть описание того, как автор ходил на прорубь зимой полоскать бельё. На днях закончил «Деревню» Бунина, там тоже есть похожий текст. И вот шёл я по улице, всего-то было градусов двенадцать ниже нуля с ветерком и думал как же приятно в такую погодку сходить на прорубь и пополоскать бельишко. А ведь было время когда женщины занимались этим постоянно. Вот бы поклонникам старины нашей незапамятной и противникам технического прогресса месяц бельё в проруби пополоскать, думаю, сразу бы лучше к достижениям технической цивилизации стали относиться.

Что я прочитал. Ион Деген. Из дома рабства
chva
Надо всегда держать в голове, что мемуары — один из самых ненадёжных исторических источников. Совсем не обязательно автор обманывает сознательно — давние события в памяти смазываются, особенности психики заставляют относится к себе лучше, чем к другим. Но если читать большое количество мемуаров, то из них, как из кирпичиков, складывается ясная картинка.

Мемуары Иона Дегена покрывают период от его детства (родился в 1925 году) до отъезда из СССР (1977-й год — в этот год я родился). Многие из тех, кто не слышал фамилии Дегена знают его знаменитое стихотворение (Мой товарищ, в смертельной агонии…) Из мемуаров мы этого не узнаем — Деген в них не упоминает, что писал стихи. Про свою боевую судьбу он пишет тоже довольно скупо — воевал, был тяжело ранен, мимоходом проскальзывает («шёл в орденах, передо мной расступались»). А между тем с результатом 16 подбитых единиц бронетехники противника (12 танков и 4 САУ) он входит в сотню самых результативных танковых асов СССР времён Великой Отечественной войны, дважды представлен к званию Героя СССР. Про свою послевоенную карьеру он пишет больше (Деген стал хирургом-ортопедом, защитил кандидатскую и докторскую диссертации) — но и тут себя не нахваливает.

Вообще «Из дома рабства» оказалось в той же степени книгой мемуаров, сколько описанием одного из самых омерзительных российских явлений — антисемитизма. Идиотизм относительно сдержанного в национальной политике царского правительства (евреи по сути были единственным по-настоящему серьёзно угнетаемым национальным и религиозным меньшинством в Российской империи, даже отношении к полякам было намного менее жестоким) трудно поддаётся объяснению. Антисемитизм эпохи позднего Сталина я могу отнести на счёт особенностей характера «вождя народов». После смерти Сталина государственный антисемитизм не исчез, только несколько уменьшился. А в народной среде он никогда и не исчезал. Почти под любой лекцией Быкова на Youtube можно увидеть ругательный комментарий с обсуждением национальности. И одно из первых лиц в государстве позволяет себе отпускать трусливо-агрессивные реплики по поводу «выскочивших из-за черты оседлости в семнадцатом году, их внуков и правнуков».

В книге автор рассказывает как его, убежденного интернационалиста, коммуниста и совершенно советского по убеждениям человека в первую очередь антисемитизм превратил в антикоммуниста и сиониста.

Трамп
chva
Тут народ так возбудился с избранием Трампа, прямо ужас. Даже оффлайновые коллеги пытаются мне что-то об этом рассказывать. Точнее, пересказывать содержание передач в официальных российских СМИ. Мне это напоминает сюжеты из старых советских фильмов и книг, когда к старорежимному профессору приходят молодые студентки и с жаром рассказывают про ультиматум Керзона (то, что сами услышали на политинформации или прочитали в газете). Но там-то хоть были идиотки необразованные, а здесь серьёзные взрослые люди с высшим образованием.

Личи!
chva
Я пишу не о личах-некромантах из игры Heroes of Might and Magic, а о других, съедобных. Недавно зашёл в Ашан и увидел прежде совершенно незнакомый мне плод. Личи оказались довольно вкусной, сочной ягодой, мякоть которой укрыта за устрашающе выглядящей шипастой кожурой; с большой косточкой внутри. Сколько нам открытий чудных дарит международная торговля. Как знать, может быть лет через десять эти личи станут в России столь же обыденными, как киви, манго или авокадо (во времена СССР я разве что в книгах видел такие слова).

Что я прочитал. Witold Rybczynski. One good turn. The natural history of screw and screwdriver
chva
Книга "One good turn. The natural history of screw and screwdriver" относится к категории книг об истории техники — в последнее время эта тема меня заинтересовала. Рассказывается в ней, собственно, не об истории одной только отвёртки, но шире — об истории ручного инструмента в целом. Развитие социальных институтов, науки и технологии (техники) — это Уроборос — невозможно определить, что из чего проистекает и что порождает. Во всяком случае, феноменальный прогресс, который демонстрирует человечество — это не только создание предпосылок для успешного изменения окружающего мира, но и само это изменение. Материальная культура в конечном итоге невозможна без обработки материалов — а это подразумевает инструменты. Ручной инструмент, приводимый в действие мускульной силой — первый вид инструмента, который и сейчас не потерял ещё своего значения и об истории именно этого типа инструментов написана книга, причём через весь текст красной нитью проходит поиск первого винта (первого резьбового соединения) и первой отвертки. Автор в конце концов находит ответ (выяснилось, что это изобретение Средневековья, неизвестное Античности, хотя от спирали Архимеда или тем более бурава к саморезу, казалось бы, дорога недальняя), попутно мы узнаём об истории пилы, бурава, стамески, молотка, рубанка и проч. Я прочитал книгу с огромным удовольствием. Купил её в цифровом виде на Амазоне.

Склонения числительных
chva
Краем глаза увидел часть концерта в честь Дня прокуратуры. Со сцены Василий Лановой поздравлял с «двестидевяностопятилетнием» прокуратуры (см. здесь примерно на отметке 11:15) Вот тебе и советская школа! Со склонением числительных творится что-то страшное в последнее время — а ведь вроде бы не особенно сложная вещь.

Что я прочитал. Н. Баранская. Неделя как неделя
chva
Совершенно случайно наткнулся на эту небольшую повесть (или большой рассказ, как угодно) и буквально залпом её прочитал. Странно, что я ранее даже не слышал об этой книге, судя по статье в Википедии, она в своё время (1969-й год) наделала немало шума.

Сюжет прост — описана совершенно рядовая неделя обычной советской двадцатишестилетней женщины с двумя детьми. И находится она далеко не в самом худшем состоянии — хороший муж (не пьёт, не бьёт, подрабатывает, интеллигентный), получила квартиру (правда, в новом районе и на дорогу уходит три часа в день), работа ей нравится (она МНС, занимается разработкой и испытанием стеклопластиков). Но как же тяжела её жизнь! Бесконечный круговорот, нет времени почитать, не помнит, когда в последний раз выбиралась в театр, нет времени заняться собой. Всё на бегу — достать продукты, приготовить еду, заняться детьми и мужем, убраться, постирать — да ещё на работе пристают с идиотским докладом о противоречиях в советском обществе. К концу недели нервы уже не выдерживают — истерика на работе, истерика дома. И не зазнайка она, и умная, бодрится, старается, но такая жизнь — как белка в колесе — потихоньку, понемногу вытягивает силы, молодость, задор, веселье, стремления... Книга не «бьёт на жалость», не «обличает» — просто заставляет задуматься. Меня лично (помимо всего остального) — в какое же замечательное с бытовой точки зрения время мы живём. Насколько нам легче, чем нашим родителям, не говорю уже о бабушках с дедушками.

Ещё один контринтуитивный физический опыт
chva
Я уже как-то давно писал о двух «опытах», которые мне кажутся контринтуитивными. Чаще всего человек, специально физикой не интересующийся, ошибается, если попросить его предсказать результаты. Первое: что опаснее — если две одинаковые машины лоб в лоб врежутся на скорости, скажем... 100 км/час или если одна такая машина врежется на той же скорости в бетонную стенку. Второй вопрос: как легче порвётся верёвка — если один человек будет тянуть её в одну сторону, другой в другую (как при перетягивании каната) или же привяжут один конец к дереву и будут вдвоём тянуть за другой. Чаще всего неподготовленный человек считает что в первом случае авария лоб в лоб гораздо опаснее (на самом деле, никакой разницы нет) и что в втором случае разницы нет (на самом деле, если веревка привязана к дереву и двое тянут, усилие в два раза больше).

Ещё один опыт того же рода: представьте два одинаковых воздушных шарика, один надут очень сильно, второй надут слегка (условно говоря, на 25 %). Шарики соединены трубочкой, в которой есть кран, в настоящий момент закрытый. Если открыть кран, что произойдёт? Интуитивно кажется, что шарики должны выровняться — тот, который надут сильнее часть воздуха отдаст тому, который надут слабее и оба они окажутся одного размера.

На самом деле всё будет не так — слабо надутый шарик начнёт сдуваться, а сильно надутый надуется ещё больше.



Между тем, задача вовсе не такая контринтуитивная — ведь все мы когда-то надували воздушные шары, но почему-то мало кто обращал внимание, что надувать их сложнее в начале и легче потом, когда шар уже частично надут. А физическое объяснение этому явлению я пока писать не буду :)

Мелочи жизни
chva
Был недавно в новом Максидоме (на Передовиков). Здание, кстати, мне понравилось. Хотя это всё тот же Big box, что и большинство торговых центров, но архитекторы хотя бы сделали попытку создать что-то чуть-чуть необычное. Во-первых, первый этаж почти целиком отведен под парковку, само здание стоит на колоннах (разумная экономия — не нужно тратить деньги на покупку или аренду земли рядом с ТЦ + не нужно идти к машине под дождём или снегом, летом машина в тени и не нагревается). По той же схеме построен и новый ТЦ с «Лентой» на Лиговском проспекте недалеко от Московских ворот. Реализован свободный доступ для людей с детскими колясками и инвалидов-колясочников (есть лифт). Вестибюль второго этажа (перед входом в торговый зал) очень высокий, светлый, верхняя часть стены и вся крыша стеклянные. Приятное ощущение от объёма и естественного освещения.

Купив то, что мне было нужно, я походил и по другим отделам. Моё внимание привлекли кувалды российского производства — я в вообще обращаю внимание на образцы чисто российских промышленных товаров (не филиалов иностранных компаний, находящихся в России). Кувалды сделаны в лучших традициях советской промышленности, это особая школа. Если китайцы (опять же, говорю о чисто китайских фирмах, не о продукции крупных ТНК, выпускаемой в Китае) в сегменте DIY часто выпускают нечто красиво выглядящее, но с такой экономией во всём (начиная от самого выбора материалов, до его толщины, конструкции, допусков и посадок и проч.), что это зачастую является скорее действующей моделью, чем полноценным инструментом, то в советско-российской традиции до потакания эстетическим взглядам покупателей не опускаются. Бытовой инструмент (в частности, эта кувалда) выглядит брутально. Качество отливки такое же, какое мы в детстве получали отливая расплавленный на костре алюминий или свинец в песчаные или земляные формы. Деревянная ручка совершенно не обработана, видимо, предназначается для мозолистых рабочих рук суровых челябинских мужиков. Что уже далеко не так безобидно — боёк кувалды насажен прехалтурнейше, голыми руками можно качать градусов на пять, да и форма ручки мне внушила сомнение. Надеюсь, я ошибаюсь, но мне показалось, что ручка имеет примерно равную толщину и боёк держится лишь клином в торце (обычно у кувалд рукоятка сужается, так что боёк одевается с противоположной стороны и физически не может вылететь с ручки, в отличие от молотка).

Вообще по моим воспоминаниям брутальный вид советского бытового инструмента, к сожалению, не означал какой-то особой прочности или качества. Например, губки советских пассатижей были плохо закалены, так что насечка на губках моментом слизывалась, режущие грани заминались от обычных гвоздей, шарнир разбалтывался, не говоря про чудовищные рукоятки из жёсткого полиэтилена, имевшие, к тому же, обыкновение слезать с ручек. А ведь для промышленного производства в СССР часто выпускался пусть неэстетичный, но очень качественный инструмент (зачастую в собственных инструментальных цехах на заводах). И до сих пор этот промышленный инструмент продаётся на развалах по всей России, благо в своё время его наворовали немало, а потом уже тащили с работы домой когда заводы стали массово закрываться.

Песня о мужской трусости
chva
При приближении к вершинам ранжировать становится невозможно. Можно просто констатировать, что это близко к вершине.

Песня Жака Бреля (Jacques Brel) "Ne me quitte pas" (Не покидай меня) без сомнения относится к лучшим песням о любви, когда-либо написанным. Вот её версия с французскими и английскими субтитрами:



Автор действительно написал её после расставания с любимой, но в одном из интервью заявил, что по его мнению это не песня о любви, но гимн мужской трусости и о том, до какой степени унижения может дойти мужчина в попытках удержать любовь. Давно известно, впрочем, что лучшие песни о любви — это песни о любви несчастной, прошедшей или о той, которую невозможно реализовать. Она вся — крик отчаяния. Для тех, кто не читает ни по-английски, ни по-французски, кратко скажу, что рефреном в песне фраза «Не покидай меня», начинается всё с того, что можно всё забыть, все размолвки, всё потраченное зря время, продолжается безумными обещаниями (я подарю тебе ... я украшу тебя ... я сделаю тебя ...), развивается рассуждениями, что всё можно начать сначала, что потухший вулкан может внезапно извергнуться с новой силой и на удобренной его пеплом почве всё расцветёт как никогда не расцветало, а завершается уже полной капитуляцией и униженным: «я стану тенью твоей тени, тенью твоей руки, тенью твоего пса». И через всю песню: «не покидай меня, не покидай меня, не покидай меня, не покидай меня». Конечно, как я написал выше, это одна из лучших когда-либо написанных песен о любви, но и о трусости тоже, о страхе потерять любовь.

Всегда мне Гумилёв казался позёром и в стихах его слишком много красивостей, на мой взгляд. Но получается, что мне близки знаменитые строчки:

И когда женщина с прекрасным лицом,
Единственно дорогим во вселенной,
Скажет: я не люблю вас,
Я учу их, как улыбнуться,
И уйти и не возвращаться больше.

Вот так у меня всегда получалось, как-то само собой, не от того что Гумилёв научил. И умолять остаться, предлагать стать тенью пса у меня не было мысли.

При всём при том, "Ne me quitte pas" остаётся одной из лучших песен о любви.

История повседневности
chva
Я уже писал, что очень люблю этот жанр. К сожалению, не так много материалов на эту тему, как бы хотелось. Зализняк рассказывал, что при археологических раскопках в Великом Новгороде точнее всего культурный слой датировался по женским украшениям. Мода менялась довольно быстро и по форме бус можно установить хотя бы десятилетие.

Интересно, есть ли литература об инженерной инфраструктуре зданий в СССР и как она менялась. Я 1977-го года рождения и поэтому многого уже не застал, но какие-то предположения сделать можно.

Многие ли помнят обычный советский водопроводный кран старого образца? Сейчас сплошь и рядом водопроводные трубы прокладывают в штробах в стенах и завершают повёрнутыми на 90° водорозетками, в которых есть возможность регулировки межосевого расстояния. Так устанавливаются водопроводные краны (в абсолютном большинстве смесители) настенного образца. Те смесители, которые монтируются на раковину, например, подсоединяются к трубам почти всегда подводкой: чаще всего это гибкая подводка из резиновой трубки с металлической оплёткой и накидными гайками на обоих концах, но возможны варианты: например, медная трубка или гофрированная нержавейка.

Советский смеситель не настенного монтажа выгладел так:
. Обратите внимание, как предусмотрен подвод воды снизу: без гибких подводок, непосредственно на трубы, что намного сложнее. Притом, это уже довольно современный смеситель, а как они выглядели в 1950-х или даже до войны? Смеситель настенного монтажа я помню, но крепился он не на водорозетки, а просто на две торчащие трубы, не очень-то эстетично. Как это осуществлялось в санузлах массоввых серий, например, хрущёвских? Там часто санузел изготавливался на заводе в виде так называемой сантехкабины с тонкими стенами (асбоцемент, шифер?). Проложить трубы в таких тонких стенах нереально. Если же сантехкабины не было, в любом случае штробление стен под трубы на стройках того времени вряд ли было технологичным, ни о каких штроборезах или даже об УШМ с абразивным (не говоря про алмазный) диском не могло быть к речи, как и о перфораторах. Остаётся только предполагать, что трубы шли по стенам открыто, закончивались уголками на 90°, а к ним крепился смеситель. Были ли отлитые на заводе ЖБИ плиты с трубами, как это делалось для электропроводки? Не зна, о таком. Сейчас даже в хрущёвках обычно уже проведён косметический ремонт, старой сантехники не увидишь. Да, конечно смесители были только буксовые полнооборотные, ни о каких однорычажных или буксовых полуоборотных не могло быть и речи.

Водопроводные трубы были только и исключительно стальные, соединялись при ниобходимости сваркой встык или через стакан или сгонами. Тот тип советского смесителя, который я привёл выше, соединялся как раз сгонами, учитывая, что делать это надо было под ванной или раковиной, удовольствие небольшое. По-моему, только к концу существования СССР появились первые подводки, сначала пластиковые чёрные с пластиковыми же накидными гайками весьма жёсткие, потом белые. А вот подводки в металлической оплётке, кажется, появились вроде бы только в начале 1990-х.

Для мелкого ремонта в районе входа в ванную ставили обычный буксовый вентиль (с сальниковым уплотнением), сейчас это в большинстве случаев шаровый кран. Вентиль никто не трогал годами и он обычно обеспечивал герметичность или в полностью закрытом, или в полностью открытом положении, в любом среднем через набивку начинала сочиться вода. Кстати, все резьбовые соединения уплотнялись только льном с суриком или другой краской (иногда с олифой, хотя такие соединения быстро гнили), при этом фторопластовая лента (ФУМ) вроде бы появилась к концу 1980-х, но уплотняли ей, кажется, только резьбы на газовых трубах.

Итак, в чём я прав, в чём ошибся, где написал ерунду и что пропустил?

Улучшение в ЖЖ
chva
В ЖЖ, похоже, что-то улучшили и у меня теперь ни на мобильном Хроме, ни на десктопе не показываются комментарии к записям. То есть страничка открывается, но комментариев там нет. Так происходит в 90% случаев. Хром на планшете обновил, не помогает. В Firefox всё нормально.

Две забавные математические задачки
chva
Тут на работе решали одну забавную несложную математическую задачку. Я предложил ещё одну, совсем лёгкую. Обе вызвали некоторые затруднения. Предлагаю прочитать решение и мои рассуждения о том, почему несложные задачи вызывают сложности у людей с высшим образованием.

1. Задача совсем примитивная. Один человек купил лошадь за шесть рублей, продал за семь, потом выкупил её же за восемь и снова продал, уже за девять. Какова в итоге его прибыль?

Попробуйте решить сами, потом уже заглядывайте под кат.

Read more...Collapse )

Вторая задача немного сложнее. Три приятеля решили пойти в баню, сбросившись равными суммами. Один купил для бани пять поленьев, другой три, а третий принёс восемь рублей и отдал первым двоим в счёт своей доли. Если считать, что третий не обманул, как должны разделить между собой восемь рублей два первых приятеля?

Опять же, попытайтесь решить задачу сами прежде чем заходить под кат.

Read more...Collapse )

Много лет назад я писал о «задаче якобы Льва Толстого», задача чем-то похожа (она тоже очень простая и тоже имеет психологические хитрости, затрудняющие людей), там есть забавные комментарии.

Что я прочитал. М. Кикоть. Исповедь бывшей послушницы
chva
Мне почему-то всегда было интересно как обстоят дела именно в женских монастырях (помните старую шутку: «Уйду в монастырь. В женский.») Вообще идея монастыря, как радикально иного, притом добровольного, способа организации жизни, вообще интересна. Увы, в ситуации информационной блокады и «культа личности» ничего хорошего из затеи не вышло, по крайней мере, в том монастыре, где была послушницей автор книги. Интриги, тяжёлые работы, наушничество, неравенство и проч. в том же духе. Почитать книгу стоит, хотя бы как пособие по социальной психологии. Я уже давно думаю, что единственный путь для развития общества — свобода информации и отсутствие вертикали власти, множественные иерархии вместо единой. В том монастыре, где послушницей была автор книги, всё было наоборот — как и в современном российском обществе. С закономерным результатом. Разве что из России уйти не так просто, как из монастыря.

?

Log in